Три эпохи любви. Исторические параллели 1

 

Анна Болейн, добившись престола, вскоре взошла на эшафот по приказу грозного супруга, английского короля Генриха VIII. Чем же провинилась красавица, любви которой долгие годы добивался монарх? Она не сумела родить наследника. Вот тебе и «милость» капризного деспота!

Английский король Генрих VIII свое ненасытное животное сладострастие удовлетворял странным образом: в форме брака. При этом он брал в жёны тех, кто по общественному положению и репутации не очень-то годились в королевы. Он великодушно возводил на трон своих избранниц, а затем гнал прочь или вообще обезглавливал, поскольку ни одной не удавалось родить ему наследника. Редкостная аномалия психики – сентиментальность, окованная жестокосердием!

Трагедия короля Генриха VIII состояла в том, что он не сумел найти в Англии доброй, честной, истинно любящей жены, и в этом ему можно посочувствовать. Однако нельзя простить, когда он гнал в три шеи или вообще казнил прелестниц, которых сам же и выбирал! Кровавый деспот слишком усердно эталон женской красоты.

Иван Грозный очень любил свою первую жену Анастасию, хотя и бывал порою груб, бессердечен к ней. После её смерти царь неделю провёл в уединении, а когда показался на люди, придворные ахнули: перед ними предстал согбенный старец… в 33 года! Вспыльчивый, подозрительный и жестокий правитель нуждался в кроткой супруге, в той, которая отличалась несомненной женственностью. Нельзя не отметить определенного сходства личной жизни самодержца всея Руси и английского короля Генриха VIII.

Иван Грозный во второй раз женился на черкешенке Марии Темрюк, девять лет потворствовавшей его буйному плотскому темпераменту, позволяя устраивать оргии и даже участвуя в них. Русский царствующий вепрь позволял себе редкостное бесстыдство, и по сравнению с ним английский деспот Генрих VIII казался стыдливым студентом. Анна Болейн, вторая очаровательная жена короля с экзотическим обликом, чем-то походила на русскую царицу, поскольку не упрекала супруга за распутный образ жизни, но тем не менее сложила голову на эшафоте за измены.

Четвёртая жена Ивана Грозного, Анна Колтовская, оказала на мужа благотворное влияние. Прекратились массовые репрессии, и царь охладел к опричнине. Впрочем, участь этой умной женщины, умевшей влиять на сумасбродного мужа, была печальной: её сослали в монастырь, где опальная государыня провела в заточении более полувека.

Пятую жену, Марию Долгорукову, Иван Грозный утопил в проруби наутро после свадьбы за то, что она будто бы «слюбилась» с кем-то до венчания. С той же проблемой сталкивался и Генрих VIII, когда брал в супруги красавиц сомнительного поведения, - например, Екатерину Говард, тоже убитую им за распутство. Расправа русского царя по жестокости ничуть не отличалась от королевской. Да, нравы деспотов в ту пору не были цивилизованными: как на Востоке, так и на Западе.

Сходство английского короля Генриха VIII с русским царём Иваном Грозным, губившими своих жен-прелестниц, становится ещё более впечатляющим, если вспомнить об их своеобразной религиозности и фанатизме. Генрих стал во главе англиканской церкви и провозгласил её независимость от папского престола, чтобы Ватикан не противился заключению новых браков. Иван не осмелился реформировать православие, но погряз в беззакониях. Ночью он исступленно молился, а днём устраивал оргии с кровавыми сценами. Вера самодержца была вывернута наизнанку, ибо он мечтал о Небесном рае, творя на земле сущий ад.

В царствование Петра Великого кошмарные убийства жен и любовниц не прекратились. Страшная участь постигла, например, Марию Гамильтон, одну из наложниц государя. Перед казнью он ласкал её, увещевал молиться, а после удара топора поднял отрубленную голову, прочёл краткую лекцию по анатомии, поцеловал побледневшие уста и бросил прочь, не забыв перекреститься. Перед нами уже более «цивилизованный» изверг, не чуждый сантиментов! Екатерине, бывшей прислуге и любовнице, он написал из походов более 170 ласковых посланий и, в конце концов, возвёл на императорский престол. В этом русском царе удивительным образом сочетались человечность со свирепой жестокостью, когда кто бы то ни был пытался нарушить его волю. Достаточно вспомнить трагическую гибель его сына, несчастного царевича Алексея!

Петр I испытывал трогательные чувства к любовнице, а поздней законной супруге, Екатерине. Она неизменно пользовалась его уважением и любовью. При всем этом царь частенько изменял ей на стороне, так что число его внебрачных детей, по свидетельству современников, равнялось потомству Людовика XIV. В натуре русского самодержца мирно соседствовали душевная теплота к одним женщинам и пренебрежение, граничащее со скотством, к другим.

Последние увлечения Петра Великого Марией Кантемир и Елизаветой Сенявской были романтическими, полными любви, тонких чувств, умных речей и вдохновенных порывов. Вероятно, и у Екатерины, «друга сердешненького», была тайная связь с молодым придворным щеголем Виллимом Монсом, которого царь казнил спустя неделю после ареста, обвинив в хищениях. Тем не менее, после смерти Петра неутешная вдова сорок суток, дважды в день, проливала слёзы у гроба мужа. Воистину лебединая верность!

Секрет влияния на Петра Великого бывшей «портомоей» (прачкой) Марты Скавронской, ставшей русской императрицей Екатериной, предельно прост: она была красива, умела развеселись супруга, легко приноравливалась к крутому нраву и потворствовала его любовным страстям, не сохраняя, однако верности мужу. Почти два десятилетия она вместе с Меншиковым водила царя за нос, не подозревавшего, что он порой пляшет под дудку парочки сановных простолюдинов. Комедия, да и только!

Генриха VIII и Ивана Грозного, а также Людовика XIV и Петра I можно считать историческими двойниками. Даты рождения той и другой пары отличаются примерно на 40 лет, и роль их в европейской истории вполне сопоставима. «Королю-Солнцу» приписывается фраза «Государство – это я», но и Петр вполне мог бы согласиться с этими словами. Неустанный труд на благо страны и внимание к каждой мелочи в пирамиде власти характерны для обоих монархов.

Первой соблазнительницей 15-летнего Людовика XIV была мадам де Бове, известная распутница, которой в ту пору исполнилось 42 года. В свою очередь, Петра I мать женила на Евдокии Лопухиной в 17 лет. Так что оба монарха очень рано вкусили от плода любви.

Страстная любовь Людовика XIV к Луизе де Лавальер, вспыхнувшая в нем сразу же после женитьбы на испанской инфанте Марии-Терезии, вполне сопоставима с бурным романом, который разыгрался у Петра I, женатого на Евдокии Лопухиной, с немкой Анной Монс, умевшей поддерживать светский разговор, веселиться, петь и танцевать. Оба монарха не придавали особого значения своим женам, видя в них всего лишь обычных женщин, первейшее назначение которых – родить наследника.

Под влиянием любви к Марии Манчини, племянницы кардинала Мазарини, у довольно-таки невежественного Людовика XIV пробудилось желание усовершенствоваться в языках. Он прочёл Гомера, Вергилия, Петрарку, страстно увлёкся искусством. Эта девушка преобразила духовный мир 20-летнего монарха, внушила ему мысли о великом предназначении. В некотором смысле подобную роль в жизни Петра Великого сыграла Марта Скавронская, открывшая царю глаза на мир и его миссию переустроить Россию. Обе женщины, блестяще образованная Мария и неграмотная Марта, отличались незаурядным природным умом.

24-летний Людовик XIV вдохновенно строил красивейший в Европе дворец Версаль, стремясь поразить воображение своей любовницы мадемуазель де Лавальер. Петр I, как известно, основал новую столицу России, и мысли об упоительной и прекраснодушной бывшей пленнице Марте Скавронской помогали ему в обустройстве города на Неве. Любовь, как видим, может творить чудеса!

В 1669 году Людовик XIV поселил своих любовниц, мадемуазель де Лавальер и мадам де Монтеспан, в смежных покоях и приказал им поддерживать дружеские отношения. Они любезно беседовали, прогуливались по парку, играли в карты, ели за одним столом. Идиллическая картинка, в которой король находил большое удовольствие. Главное, что это было удобно и мирно! У Петра I не возникало желания «коллекционировать» любовниц. Обычно, после короткой интрижки, он возвращался к жене Екатерине, самой дорогой и преданной супруге.

Покинутая Петром I первая супруга Евдокия Лопухина удалилась в монастырь в Суздале, где провела 18 лет. Мадемуазель де Лавальер, к которой охладел Людовик XIV, тоже приняла постриг и стала милосердной сестрой Луизой. Это имя она носила до самой смерти, в течение 36 лет! Духовное очищение любовницы французского короля оказалось более продолжительным, чем законной супруги русского императора.

Екатерина Алексеевна, супруга Петра Великого, совмещала в себе хитрость и коварство мадам де Монтеспан, а также ум и преданность де Ментенон, любовниц французского короля Людовика XIV. Русский самодержец, похоже, так до конца и не понял эту женщину, хотя не мог не чувствовать, что имеет дело с многогранной натурой.

В 47 лет Людовик XIV заключил тайный морганатический брак с немолодой, но всецело преданной ему маркизой Франсуазой де Ментенон. На склоне лет и Петр I искал случай вступить в новый брак, оставив глубоко почитаемую им Екатерину Алексеевну, поскольку та не сумела родить наследника (Петр Петрович, их единственный сын, умер в младенчестве). Тем не менее государственные дела, в которых благонравная Ментенон и благоразумная Екатерина играли огромную роль, стояли у обоих монархов на первом плане, так что внешне приличия всё-таки были соблюдены.

Свидетельство о публикации №213022401585

 



  • На главную